o-vera.ru

Крестообразные связки как рвутся

Эти страшные “кресты”

В последнее время повреждение крестообразных связок колена стало одной из самых распространенных тяжелых травм

Заведующий отделением спортивной и балетной травмы ЦИТО уже четверть века возвращает спортсменов в строй после повреждения “крестов”. Почему происходит травма, каковы ее последствия, можно ли после нее продолжить карьеру – обо всем этом профессор Орлецкий рассказал корреспонденту “СЭ”.

Анатолий ОРЛЕЦКИЙ: “ТАКАЯ ТРАВМА – НЕ ПРИГОВОР”

– Мало того, что колено – самый большой и сложный сустав у человека, он еще чаще всего и травмируется, – начал профессор.

– А что конкретно?

– В основном повреждаются те компоненты, которые ограничивают движение голени относительно бедра. В первую очередь – мениски, на втором месте – связки, крестообразные и боковые.

– Из личного спортивного опыта у меня создается впечатление, что раньше чаще повреждались мениски, а теперь – “кресты”. Почему?

– Раньше мы считали: для того чтобы разорвалась крестообразная связка, нужна очень значимая травма – тяжелое падение, сильный удар в колено, подворот ноги с сильным скручиванием в коленном суставе. Но примерно лет восемь назад биомеханики, занимающиеся исследованием крестообразных связок, доказали, что для их разрыва достаточно небольшого неловкого движения. К тому же мировой спорт прогрессирует, появляется много новых дисциплин с дополнительными нагрузками на коленный сустав. Вот и увеличилась частота разрывов связок.

МОЖНО ОБОЙТИСЬ И БЕЗ ОПЕРАЦИИ

– Операция нужна в любом случае? Или можно обойтись консервативным лечением?

– Не всегда разрыв “крестов” требует оперативного вмешательства. Если степень компенсации за счет мышц достаточно хороша, то делать операцию в остром периоде не обязательно, можно и потянуть. У нас есть немало примеров, когда солисты балета и очень известные спортсмены обходились без операции.

– Что-то в последнее время я не слышала, чтобы кто-то, порвав “кресты”, отказался от хирургического вмешательства.

– Такова тенденция. Расширились показания к операции, увеличился круг врачей, которые ее делают, появились более удобные инструменты. К тому же артроскопическая операция предполагает минимальное травмирование сустава.

Что греха таить, это еще и деньги: врачи хотят сделать операцию, потому что она дорогостоящая. А сделал удачно – хорошая реклама врачу.

– Определить разрыв “крестов” можно только с помощью МРТ?

– Нет. Это всегда комплексное обследование.

– Насколько сложна подобная операция?

– Это не та тяжелейшая супертравма, которой занимаются два – три хирурга в мире. Это довольно распространенный вариант оперативного вмешательства, при артроскопии все делается хорошо и быстро.

– Зато, насколько известно, восстановление очень долгое.

– Спортсмен сразу выпадает из тренировок, соревнований на полгода. От этого никуда не денешься. И в Европе, и в Америке, и у нас одни и те же сроки общего восстановления.

– Почему так долго?

– Дело в том, что анатомически сустав восстановить просто. Но мы не можем сделать так, как сделала матушка-природа. Нормальная крестообразная связка, ограничивающая определенные “неправильные” движения, обладает большой сенсорной функцией, то есть передает информацию о происходящих движениях в головной мозг. А уже оттуда идет команда мышцам, что им делать конкретно, что сокращать, что расслаблять. Вот эту сенсорику восстановить на сегодняшний момент очень сложно.

Нужно время, чтобы сопутствующие структуры коленного сустава – капсула, связки, мениски – восстановили сенсорику за счет обходных путей. Реакция вначале будет чуть медленнее, но со временем она станет адекватной.

В ГОД ЧИНИМ ПРИМЕРНО 250 “КРЕСТОВ”

– А когда лучше всего делать операцию?

– Раньше мы делали в остром периоде, даже в день повреждения сразу брали на операционный стол. Сейчас от этого отошли. Объясню, почему. Наша клиника, образованная в 1952 году известным хирургом-травматологом Зоей Сергеевной Мироновой, была первой специализированной в Европе по спортивной травме. И теперь мы можем себе позволить, никоим образом не умаляя достоинства зарубежных специалистов, иметь собственное мнение.

В момент травмы в организме происходит стресс, а ответная реакция – мобилизация. Не всегда эта ситуация благоприятно сказывается на послеоперационном лечении. Операция через неделю – оптимальный срок, все протекает значительно легче.

– Вы застали время, когда подобные операции делали на открытом суставе. Какое у вас было ощущение от первой атроскопической операции?

– Ужасное. Здесь все по-другому. Руки не слушаются, хочешь приблизить какой-то объект, а он удаляется, там ведь трехмерное изображение. Но лет через 10 – 15, когда навыки становятся на уровне безусловного рефлекса, уже можешь даже не думать, что происходит. Иногда закрываешь глаза, чтобы отдохнуть.

– И сколько вы таких операций провели?

– Сложно сказать. Я заведую отделением с 1998-го, в год чиним примерно 250 “крестов”, вот и считайте.

– Есть современные способы, ускоряющие восстановление?

– Конечно, это различные новые материалы для восстановления связок, которые минимально травмируют коленный сустав. Фиксирующие системы теперь со временем рассасываются, нет необходимости их удаления. Вообще хирургия человеческого тела четко движется к малой травме, то есть хирурги стараются не травмировать соседние ткани, органы, чтобы меньше был болевой синдром в послеоперационный период.

– Есть ли в проведении операции какие-то новые наработки?

– Мы каждый год совершенствуем существующие методики, разрабатываем новые. Приходят амбициозные ребята – и заставляют делать новое, сложное, более совершенное. Хирург должен развиваться, чтобы оставаться на плаву.

У ОПЕРАЦИЙ ЗА РУБЕЖОМ НЕТ ПРЕИМУЩЕСТВ

– Почему в основном рвется передняя крестообразная связка?

– Потому что задняя, а также боковые структуры более мощные. Если же рвется задний “крест”, то его восстановление и оперативное вмешательство – редкий и сложный случай. Не многие врачи хотят связываться с такой проблемой.

Читать еще:  Невозможно поднять руку вверх

– Вам жаль спортсменов, у которых разрыв “крестов”?

– Конечно. Правда, не все ведут себя одинаково. Есть ребята благодарные, есть просто адекватные, встречаются неврастеники или очень уж дотошные. Один такой пришел на консультацию, задал мне сто вопросов, а я понимаю: если он так все выспрашивает об операции, которая стоит на потоке, значит, уже посетил с десяток клиник. У человека, который доверяет врачу, все пройдет значительно лучше.

– Считается, что у нас в стране нет возможности как следует восстановиться после операции на крестообразных связках. Согласны?

– У нас в ЦИТО такая возможность есть. Сейчас заканчивается строительство нового реабилитационного центра, который будет оснащен самым современным оборудованием.

– Так почему же тогда многие едут оперироваться за границу?

– Думаю, потому, что там все быстро. Никто не требует принести массу справок, сделать анализы, которые будут готовы через несколько дней, никого не ставят в очередь ожидания на пару недель. То есть срабатывает чисто административный фактор.

Но в последние годы ситуация меняется, и теперь я вообще не вижу особых преимуществ операций за рубежом. А мозги и руки в России всегда были.

– Каков процент послеоперационных осложнений – у нас и за границей?

– В хороших клиниках Германии, Австрии, России он одинаков. Бывает, что получаем оттуда “неудачников” и переделываем. Но не кричим об этом на каждом углу, как это делают некоторые наши оппоненты.

– На сколько процентов восстанавливается спортсмен после операции на “крестах”?

– У Зои Сергеевны Мироновой была четкая оценка нашей работы: если спортсмен не возвращается к прежнему уровню своих достижений, то лечение считается неудовлетворительным. Только так!

КОЛЕННЫЙ СУСТАВ

К оленный сустав не только самый крупный, но и самый сложный. Он образован тремя костями: бедренной сверху, большеберцовой снизу, спереди от этих костей располагается надколенник.

Основное движение коленного сустава – сгибание. Между бедренной и большеберцовой костью есть мениски – хрящевые прослойки, которые увеличивают стабильность сустава. Стабильность костей сустава относительно друг друга обеспечивается за счет связок. К наиболее важным относятся: передняя и задняя крестообразные, а также внутренняя и наружная боковые.

Передняя крестообразная связка находится в самом центре коленного сустава, сзади от нее располагается задняя крестообразная. Если посмотреть на эти связки спереди, то можно увидеть, что они образуют крест, что и дало им название крестообразных. Средняя длина передней крестообразной связки – 3 см, ширина – 7 – 12 мм.

Среди связок колена передняя крестообразная повреждается чаще всего. Ее разрывы происходят в 15 – 30 раз чаще, чем задней крестообразной.

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Разрыв передней крестообразной связки (ПКС) коленного сустава

Коленный сустав – второй по величине сустав человеческого организма после тазобедренного. Каждый из двух коленных суставов принимает на себя примерно половину всей массы тела. Для стабилизации сустава, выражаясь языком обывателя, «чтобы колено не болталось», природой предусмотрены специальные связки: передняя и задняя крестообразные, медиальная и латеральная коллатеральные.

Передняя крестообразная связка соединяет наружный (внешний, латеральный) мыщелок бедренной кости с передним отделом плато большеберцовой кости. Общее направление хода волокон связки – сверху вниз, спереди назад и снаружи внутрь. Такое положение определяют её основные функции: предотвращать избыточное смещение большеберцовой кости вперед, а также обеспечивать ротационную стабильность (не допускать избыточного вращения) в коленном суставе. Большая частота разрывов передней крестообразной связки обусловлена повышенными требованиями, предъявляемыми к коленному суставу во время занятий всеми активными видами спорта (особенно, горными лыжами, футболом, баскетболом, большим теннисом). Связка эта довольно толстая (примерно с мизинец толщиной) и прочная. Тем не менее, даже такого запаса прочности при избыточных «разрывных» нагрузках, выпадающих на колено, оказывается недостаточно и может появиться как микроповреждение, так и полный её разрыв.

Механизм травмы обычно непрямой: при резкой смене направления движения, приземлении после прыжка, падении на горных лыжах происходит резкое вращение внутри большеберцовой кости и ее смещение вперед, следствием чего является разрыв ПКС. Чаще всего происходит отрыв связки от места ее прикрепления к бедру – на самом тонком участке связки. Нередко разрыв ПКС сопровождается частичным или полным разрывом менисков (хрящевые «прокладки» между бедренной и большеберцовой кости, выполняющие амортизационную функцию). В случаях отрыва части мениска возможна блокировка колена с невозможностью выполнить сгибание/разгибание в нём. Обычно момент такой травмы сопровождается резкой болью, хрустом, и затем появлением отёка колена. Из-за повреждения надкостницы, обильно кровоснабжающейся, в полости сустава появляется кровь (гемартроз). Сама же связка практически не снабжена кровеносными сосудами, что делает её самостоятельное восстановление невозможным. Диагноз разрыва ПКС ставится на основе клинического осмотра (симптом «переднего выдвижного ящика», тест Лахмана и т.п.) и результатов магнитно-резонансной томографии (МРТ). При частичном разрыве ПКС даже с помощью МРТ не всегда возможно достоверно его выявить. В таких случаях рекомендуется проведение диагностической артроскопии.

Лечебная тактика сводится к двум основным направлениям: хирургическое лечение и консервативная терапия. При хирургическом лечении выполняется пластика передней крестообразной связки с помощью собственных тканей организма пациента. В случае, если пациент – профессиональный спортсмен, используется собственное сухожилие надколенника. Если же пациент не занимается спортом профессионально, то берётся сухожильная ткань из т.н. «гусиной лапки» – сухожилий трёх мышц бедра (портняжной, полусухожильной и тонкой). Консервативная же терапия – комплекс реабилитационных мероприятий, направленных на стабилизацию колена с помощью укрепления собственной мускулатуры. С этой целью применяются специальные упражнения, направленные на укрепление четырёхглавой мышцы бедра – основной стабилизирущей коленный сустав мышцы, особенно, медиальной её головки. Однако, активными видами спорта при консервативном лечении заниматься уже, увы, не получится, так как полной стабилизации коленного сустава достичь не удастся.

Читать еще:  Ломит ногу от бедра до щиколотки

После хирургического лечения (пластики ПКС) на первый план выходит реабилитация, которую необходимо начинать со второго дня после операции. Несколько раз в день производится пассивное сгибание и разгибание колена с определённой частотой и с заданной амплитудой на специальном тренажёре («Кинетек», «Артромот» или аналогах). Затем подключаются упражнения, тренирующие мышцы бедра как изометрического, так и изотонического характера. Параллельно проводится аппаратная физиотерапия (магнит, миостимуляция). Позже подключаются упражнения в воде (гидрокинезиотерапия) и активные упражнения на тренажёрах (механотерапия). Ввиду сложности оперативного лечения, склонности мышц бедра (особенно, четырёхглавой), к атрофии, а мышц задней поверхности бедра – к укорочению, существует риск формирования сгибательной контрактуры коленного сустава (то есть ограничения разгибания). К тому же всегда есть риск повторного повреждения уже новой, имплантированной связки. Поэтому необходимо очень осторожно, и в то же время, интенсивно проводить реабилитацию, чтобы быстро вернуть пациента к активной жизни.

Подавляющее большинство как хирургов-травматологов, так и реабилитологов считают, что минимальный срок полного восстановления пациента после пластики ПКС составляет от 6 до 8 месяцев. Специалистами клиники Топфизио и сертифицированной FIFA клиники Villa Stuart (Италия) разработана и великолепно себя зарекомендовала уникальная методика комплексного лечения разрывов связок коленного сустава, которая достоверно сокращает сроки полного восстановления после пластики как передней, так и задней крестообразной связок в два раза, то есть до 3,5-4,5 месяцев. По данной методике успешно вылечены многие спортсмены мирового уровня, такие, как легендарный нападающий ФК «Рома» (“Roma”) Франческо Тотти (Francesco Totti), вратарь ФК «Дженоа» (“Genova”), Маттиа Перин (Mattia Perin) и многие другие. Если с момента травмы прошло не более одной недели, то можно выполнить пластику крестообразной связки и сразу приступить к реабилитации, сначала в условиях стационара клиники Villa Stuart, затем в стенах московской клиники Топфизио. В том случае, когда травме уже более недели, необходима сначала специальная предоперационная подготовка, заключающаяся в устранении контрактуры и укреплении мускулатуры, существенно сокращающая последующую послеоперационную реабилитацию. Во всех случаях опытные специалисты Топфизио совместно с итальянскими коллегами подберут оптимальную тактику лечения в индивидуальном порядке.

Эти страшные “кресты”

В последнее время повреждение крестообразных связок колена стало одной из самых распространенных тяжелых травм

Заведующий отделением спортивной и балетной травмы ЦИТО уже четверть века возвращает спортсменов в строй после повреждения “крестов”. Почему происходит травма, каковы ее последствия, можно ли после нее продолжить карьеру – обо всем этом профессор Орлецкий рассказал корреспонденту “СЭ”.

Анатолий ОРЛЕЦКИЙ: “ТАКАЯ ТРАВМА – НЕ ПРИГОВОР”

– Мало того, что колено – самый большой и сложный сустав у человека, он еще чаще всего и травмируется, – начал профессор.

– А что конкретно?

– В основном повреждаются те компоненты, которые ограничивают движение голени относительно бедра. В первую очередь – мениски, на втором месте – связки, крестообразные и боковые.

– Из личного спортивного опыта у меня создается впечатление, что раньше чаще повреждались мениски, а теперь – “кресты”. Почему?

– Раньше мы считали: для того чтобы разорвалась крестообразная связка, нужна очень значимая травма – тяжелое падение, сильный удар в колено, подворот ноги с сильным скручиванием в коленном суставе. Но примерно лет восемь назад биомеханики, занимающиеся исследованием крестообразных связок, доказали, что для их разрыва достаточно небольшого неловкого движения. К тому же мировой спорт прогрессирует, появляется много новых дисциплин с дополнительными нагрузками на коленный сустав. Вот и увеличилась частота разрывов связок.

МОЖНО ОБОЙТИСЬ И БЕЗ ОПЕРАЦИИ

– Операция нужна в любом случае? Или можно обойтись консервативным лечением?

– Не всегда разрыв “крестов” требует оперативного вмешательства. Если степень компенсации за счет мышц достаточно хороша, то делать операцию в остром периоде не обязательно, можно и потянуть. У нас есть немало примеров, когда солисты балета и очень известные спортсмены обходились без операции.

– Что-то в последнее время я не слышала, чтобы кто-то, порвав “кресты”, отказался от хирургического вмешательства.

– Такова тенденция. Расширились показания к операции, увеличился круг врачей, которые ее делают, появились более удобные инструменты. К тому же артроскопическая операция предполагает минимальное травмирование сустава.

Что греха таить, это еще и деньги: врачи хотят сделать операцию, потому что она дорогостоящая. А сделал удачно – хорошая реклама врачу.

– Определить разрыв “крестов” можно только с помощью МРТ?

– Нет. Это всегда комплексное обследование.

– Насколько сложна подобная операция?

– Это не та тяжелейшая супертравма, которой занимаются два – три хирурга в мире. Это довольно распространенный вариант оперативного вмешательства, при артроскопии все делается хорошо и быстро.

– Зато, насколько известно, восстановление очень долгое.

– Спортсмен сразу выпадает из тренировок, соревнований на полгода. От этого никуда не денешься. И в Европе, и в Америке, и у нас одни и те же сроки общего восстановления.

– Почему так долго?

– Дело в том, что анатомически сустав восстановить просто. Но мы не можем сделать так, как сделала матушка-природа. Нормальная крестообразная связка, ограничивающая определенные “неправильные” движения, обладает большой сенсорной функцией, то есть передает информацию о происходящих движениях в головной мозг. А уже оттуда идет команда мышцам, что им делать конкретно, что сокращать, что расслаблять. Вот эту сенсорику восстановить на сегодняшний момент очень сложно.

Читать еще:  Обезболивающие препараты при трофических язвах нижних конечностей

Нужно время, чтобы сопутствующие структуры коленного сустава – капсула, связки, мениски – восстановили сенсорику за счет обходных путей. Реакция вначале будет чуть медленнее, но со временем она станет адекватной.

В ГОД ЧИНИМ ПРИМЕРНО 250 “КРЕСТОВ”

– А когда лучше всего делать операцию?

– Раньше мы делали в остром периоде, даже в день повреждения сразу брали на операционный стол. Сейчас от этого отошли. Объясню, почему. Наша клиника, образованная в 1952 году известным хирургом-травматологом Зоей Сергеевной Мироновой, была первой специализированной в Европе по спортивной травме. И теперь мы можем себе позволить, никоим образом не умаляя достоинства зарубежных специалистов, иметь собственное мнение.

В момент травмы в организме происходит стресс, а ответная реакция – мобилизация. Не всегда эта ситуация благоприятно сказывается на послеоперационном лечении. Операция через неделю – оптимальный срок, все протекает значительно легче.

– Вы застали время, когда подобные операции делали на открытом суставе. Какое у вас было ощущение от первой атроскопической операции?

– Ужасное. Здесь все по-другому. Руки не слушаются, хочешь приблизить какой-то объект, а он удаляется, там ведь трехмерное изображение. Но лет через 10 – 15, когда навыки становятся на уровне безусловного рефлекса, уже можешь даже не думать, что происходит. Иногда закрываешь глаза, чтобы отдохнуть.

– И сколько вы таких операций провели?

– Сложно сказать. Я заведую отделением с 1998-го, в год чиним примерно 250 “крестов”, вот и считайте.

– Есть современные способы, ускоряющие восстановление?

– Конечно, это различные новые материалы для восстановления связок, которые минимально травмируют коленный сустав. Фиксирующие системы теперь со временем рассасываются, нет необходимости их удаления. Вообще хирургия человеческого тела четко движется к малой травме, то есть хирурги стараются не травмировать соседние ткани, органы, чтобы меньше был болевой синдром в послеоперационный период.

– Есть ли в проведении операции какие-то новые наработки?

– Мы каждый год совершенствуем существующие методики, разрабатываем новые. Приходят амбициозные ребята – и заставляют делать новое, сложное, более совершенное. Хирург должен развиваться, чтобы оставаться на плаву.

У ОПЕРАЦИЙ ЗА РУБЕЖОМ НЕТ ПРЕИМУЩЕСТВ

– Почему в основном рвется передняя крестообразная связка?

– Потому что задняя, а также боковые структуры более мощные. Если же рвется задний “крест”, то его восстановление и оперативное вмешательство – редкий и сложный случай. Не многие врачи хотят связываться с такой проблемой.

– Вам жаль спортсменов, у которых разрыв “крестов”?

– Конечно. Правда, не все ведут себя одинаково. Есть ребята благодарные, есть просто адекватные, встречаются неврастеники или очень уж дотошные. Один такой пришел на консультацию, задал мне сто вопросов, а я понимаю: если он так все выспрашивает об операции, которая стоит на потоке, значит, уже посетил с десяток клиник. У человека, который доверяет врачу, все пройдет значительно лучше.

– Считается, что у нас в стране нет возможности как следует восстановиться после операции на крестообразных связках. Согласны?

– У нас в ЦИТО такая возможность есть. Сейчас заканчивается строительство нового реабилитационного центра, который будет оснащен самым современным оборудованием.

– Так почему же тогда многие едут оперироваться за границу?

– Думаю, потому, что там все быстро. Никто не требует принести массу справок, сделать анализы, которые будут готовы через несколько дней, никого не ставят в очередь ожидания на пару недель. То есть срабатывает чисто административный фактор.

Но в последние годы ситуация меняется, и теперь я вообще не вижу особых преимуществ операций за рубежом. А мозги и руки в России всегда были.

– Каков процент послеоперационных осложнений – у нас и за границей?

– В хороших клиниках Германии, Австрии, России он одинаков. Бывает, что получаем оттуда “неудачников” и переделываем. Но не кричим об этом на каждом углу, как это делают некоторые наши оппоненты.

– На сколько процентов восстанавливается спортсмен после операции на “крестах”?

– У Зои Сергеевны Мироновой была четкая оценка нашей работы: если спортсмен не возвращается к прежнему уровню своих достижений, то лечение считается неудовлетворительным. Только так!

КОЛЕННЫЙ СУСТАВ

К оленный сустав не только самый крупный, но и самый сложный. Он образован тремя костями: бедренной сверху, большеберцовой снизу, спереди от этих костей располагается надколенник.

Основное движение коленного сустава – сгибание. Между бедренной и большеберцовой костью есть мениски – хрящевые прослойки, которые увеличивают стабильность сустава. Стабильность костей сустава относительно друг друга обеспечивается за счет связок. К наиболее важным относятся: передняя и задняя крестообразные, а также внутренняя и наружная боковые.

Передняя крестообразная связка находится в самом центре коленного сустава, сзади от нее располагается задняя крестообразная. Если посмотреть на эти связки спереди, то можно увидеть, что они образуют крест, что и дало им название крестообразных. Средняя длина передней крестообразной связки – 3 см, ширина – 7 – 12 мм.

Среди связок колена передняя крестообразная повреждается чаще всего. Ее разрывы происходят в 15 – 30 раз чаще, чем задней крестообразной.

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector